Турухтан

В птичьем царстве немало даровитых артистов. Одни слывут прекрасными вокалистами, другие не знают себе равных в зодчестве, а кое-кто устраивает на токовищах яркие спектакли, пленяя подруг роскошным брачным нарядом. По нашим понятиям многие пернатые заслуживают звания артистов, однако не следует забывать, что все птичьи «трюки» имеют серьезную биологическую подоплеку, помогая птице выжить и вывести потомство.

Природа наделила птиц безупречным слухом, и издаваемые ими звуки часто складываются в мелодии, воспетые человечеством в поэзии и музыке. Между тем голос служит пернатым для общения - с его помощью они опознают друг дружку, улаживают пограничные споры и предупреждают об опасности. В период гнездования кавалеры поют, чтобы понравиться самочкам. Большинство издаваемых птицами звуков генерируется в нижней гортани особыми мембранами, вибрирующими в воздушном потоке. Этот певческий орган имеется далеко не у всех птиц.

У безголосых аистов его нет, зато у признанных виртуозов среди певчих птиц голосовой аппарат великолепно развит. Особенно знаменит у нас южный соловей - свои пронзительные песни, состоящие из трелей, пощелкиваний и жалостных глубоких нот, он распевает целый день. Птаха невелика и невзрачна на вид. Так же непригляден и обыкновенный соловей, который поет еще краше своего южного собрата. Весенними вечерами в лесу раздаются песни зарянки - усевшись на ветке или верхушке дерева, она оглашает окрестности трелями, похожими на перезвон серебряного колокольчика. Так задиристый самец обозначает границы своего участка, а его рыжевато-красная грудка служит предостережением чужакам. Когда доходит до драки, отчаянный самец нередко сражается насмерть.

Превосходными певцами слывут и дрозды. Уже с марта начинаются концерты певчего дрозда. Уроженец Северной и Центральной Америк дрозд-отшельник сначала поет подобно флейте, а после первого «куплета» издает мелодичную переливчатую трель; решив отдохнуть, он произносит короткое «чак», несколько раз опуская и поднимая хвост. Черного дрозда можно услышать даже в городе. В свою песню он вплетает подслушанные где-то обрывки чужих мелодий, а то и музыкальных произведений. Кроме того, черный дрозд еще и большой хитрец: заметив какой-нибудь лакомый кусочек, он резким криком вызывает панику, и когда другие птахи разлетятся, спокойно приступает к еде.

Мир пернатых славится не менее искусными инструменталистами. К примеру, черный какаду - превосходный ударник. В разгар брачных игр самцы какаду барабанят клювами о древесные стволы.

Трудно не вспомнить дятлов, которые обстукивают деревья не только в поисках личинок жуков-древоточцев, но и подают друг другу сигналы, слышные издалека, а самцы завлекают подруг. Отыскав сухой ствол, он выстукивает свои замысловатые композиции. Некоторые птицы наигрывают мелодии на собственных крыльях.
У жителя Африки лирохвостого медоуказчика кончики маховых перьев по-особому изогнуты; во время токовых полетов самец то и дело срывается в пике, и маховые перья начинают вибрировать, издавая сухое дребезжание. Таким же способом жужжит крыльями и летящий бекас.

Наряды некоторых птиц придают им сходство с самоцветами. К примеру, малютка колибри, зависшая над чашечкой тропического цветка, сверкает на солнце всеми цветами радуги. За титул первой красавицы с ней достойно конкурирует синехвостая питта - ее оперение блистает всеми оттенками яркой синевы с оранжевыми полосками на грудке. На голове у нее черная переливчатая шапочка с золотисто-алым ободком; глаза от клюва до затылка подчеркнуты черной полосой, которая резко переходит в желто-белую манишку. Цветовому богатству своего оперения птицы обязаны содержащимся в перьях пигментам. Так, производные гемоглобина или меланина дают все оттенки серого и темно-красного, а также черного цветов. Переливчатый металлический блеск получается в результате преломления солнечных лучей в микроскопических пластинках меланина, имеющих разную форму и величину и уложенных тонкими слоями. Особого интереса заслуживает образование синего цвета. В бородках перьевого опахала имеются миниатюрные призматические клетки с заполненными воздухом порами; другие клетки содержат меланин, поглощающий все цветовые лучи, кроме фиолетового и синего спектра - они-то и преломляются в призмах, придавая оперению все оттенки синевы. Зеленый цвет получается при добавлении к синему пигменту некоторого количества желтого, а белоснежные перья отражают весь видимый спектр солнечных лучей.

У некоторых птиц на окраску оперения влияют и жировые пигменты, поступающие в организм вместе с пищей; например, желтый цвет могут давать ксантофиллы, присутствующие в листьях некоторых растений. Птичье оперение выполняет самые разные задачи - маскирует своего хозяина, отпугивает врагов, помогает опознать сородича или найти полового партнера. Самцы многих видов окрашены ярче своих подруг. Особенно это характерно для полигамных птиц, практикующих многоженство. Стремясь покорить избранницу, самцы этих пернатых щеголяют на токовищах роскошными уборами - получается своеобразный птичий театр с кавалерами на сцене и дамами в ложах. Однако после спаривания такой самец теряет всякий интерес к подруге и будущему потомству. Птицы, образующие постоянные супружеские пары, окрашены примерно одинаково и более-менее справедливо распределяют семейные обязанности. Самыми преданными супругами считаются гуси, у которых вообще довольно трудно отличить самку от самца.

Самцы райских птиц во время брачных игр умело демонстрируют свои красивые наряды. Их оперья глубоко посажены в коже и окружены двигательными мышцами, с помощью которых птица может двигать ими во все стороны. Порой эти перья так велики, что мешают в полете, а яркое оперение делает его обладателя слишком заметной мишенью для хищников в лесном полумраке. Неудивительно, что райские птицы очень пугливы и скрытны. Большая райская птица украшена длинным золотистым шлейфом, а токующий самец потрясает перед избранницей ослепительным каскадом перьев.

Самец западной паротии - прекрасный танцор. На висках этой 30-сантиметровой птицы растут по три тонких перышка длиной 18 см. В начале выступления ухажер вытягивается на ветке, чтобы показать себя во всей красе. Потом, спустившись на землю, он расчищает «сцену» от листвы и распускает роскошное черное жабо, в котором поблескивают желтые и голубые перышки - да и весь наряд птицы словно усыпан самоцветами. Наконец, самец приступает к брачному танцу, семеня взад-вперед по площадке. Чтобы показать подруге свое нежное шелковистое оперение, токующий самец синей райской птицы зависает на ветке вниз головой. Свое выступление он начинает громким криком и, неторопливо поворачиваясь на ветке, в какой-то момент встряхивает всем телом так, чтобы его бирюзовое опахало, увенчанное двумя длинными, изящно изогнутыми хвостовыми перьями, эффектно рассыпалось во все стороны. Необычайно красивы манакины, обитающие в тропических лесах от Мексики до Парагвая. Самки этих ярко окрашенных птичек встречаются с партнерами только для продолжения рода, оценив внешность и красоту брачного танца всех претендентов, самка выбирает лучшего. Каждый самец яростно обороняет свое токовище от конкурентов. Некоторые виды предпочитают групповые танцы.
Подлинного совершенства достигли в этом жанре писаные красавцы ласточкохвостые красноногие манакины: самцы этих птиц не только распределяют роли в «спектакле», но и поют хором. Один из них громким криком возвещает о начале представления. По его знаку появляются еще двое взрослых самцов и один молодой. Артисты рассаживаются на ветке в строгом порядке - первое место занимает молодой, а старшие перемещаются вперед и вниз. Внезапно один из них срывается в полет над головами собратьев, издавая крики. Двое остальных, переступая по ветке, приближаются к молодому, но оставляют между ним и собой свободное место для летающего самца. Затем птицы меняются ролями, причем самый младший все время сидит на месте. Чтобы обеспечить сохранность кладки и птенцов, птицы откладывают яйца в гнезда. Гнездом может служить и простая кучка камешков, и вырытая в земле ямка, и норка, и уютный домик, сотканный из травы либо вылепленный из комочков грязи.

Некоторые пернатые создают настоящие архитектурные шедевры. К примеру, ремез подвешивает свое гнездо-башмачок на конце тонкой веточки или между двумя стеблями камыша. Взяв за основу кусочки скрученной ивовой коры, птичка выплетает стенки жилища из травинок и волокон, а само гнездышко выстилает растительным пухом. В жилую камеру ведет входное отверстие с трубчатым коридором. Африканская подвешивающаяся синица устраивает в плетеном домике дополнительную нишу-обманку, чтобы уберечь от хищников расположенное в глубине гнездо. Не менее искусные жилища строят некоторые кассики и ткачики. Последние живут главным образом в Африке, часто селясь колониями. Первым делом птица сплетает на привязанной к развилке ветки соломине колечко из трав, к которому пристраивает крытую гнездовую камеру. Некоторые виды ткачиков добавляют прихожую, коридорчик и даже вторую комнату. Весь творческий процесс сопровождается изрядным гвалтом и суетой.

Большой масковый ткач плетет гнездо из пальмовых листьев, аккуратно разорванных на тонкие полоски. Ткачи-байи в отсутствие соседей таскают строительные материалы из чужих гнезд и даже обрывают волокна, на которых те подвешены. Впрочем, все повреждения обычно тут же устраняются потерпевшими хозяевами.
Азиатская краснолобая портниха в совершенстве освоила другой способ пошива гнезда. Сложив пополам крупный листок или стянув вместе несколько маленьких, птичка прокалывает клювом дырочки по краям и сшивает листья скрученным растительным волокном или паутиной; в результате получается уютный мешочек, куда и откладываются яйца. Некоторые птицы лепят гнезда из комочков глины или грязи.

Хорошо нам знакомые деревенские ласточки строят свои мазанки из комочков глины, приклеивая их к стене собственной слюной, и используя соломинки и сухие травинки в качестве арматуры. О талантах печников говорит уже их название, происходящее от латинского слова «печь».
Рыжий печник живет в Бразилии и Аргентине. Его гнездо имеет форму хлебопекарной печи и отличается прочной и сложной конструкцией. Печник строит его из своеобразного самана - смеси глины с сухой травой и коровьим навозом, которая быстро сохнет на солнце.
Во время брачных игр шалашники на свой манер используют токовище и само гнездо. Расчистив площадку, самец сплетает из сухих трав шалашик, в котором и является самке во всей красе. Уроженец Восточной Австралии атласный шалашник, тоже сплетает беседку на подготовленной площадке, а ведущий внутрь коридор огораживает двумя плетнями из веточек высотой до 30 см и украшает вход разноцветными предметами. В этой беседке он и токует, поблескивая сине-фиолетовым отливом на черном оперении и ярко-желтым клювом. Любопытно, что в собранных им украшениях преобладают те же желтые и синие цвета, причем он не забывает разукрасить и токовище перед входом -крохотная площадка буквально усеяна всевозможными ягодами, перышками, цветами, яркими бумажками и грибами. Последний штрих автор наносит, раскрашивая свое сооружение синеватой мякотью плодов либо измельченным и смешанным со слюной древесным углем, пользуясь кусочком размочаленной коры как кисточкой.

----------------------
фото-www.k43.pbase.com