Почему нельзя уничтожать птиц?

Почему нельзя уничтожать птиц?
Этот вопрос возникает сразу же, как только мы задумываемся над тем, как бороться с вредной деятельностью мигрирующих птиц. Почему не уничтожить птиц в районах аэродромов и не превратить аэродром в мертвое от птиц пространство, полностью лишив его привлекательности? Почему не уничтожить птиц в садах и виноградниках, если они съедают и портят урожай?
Почему не уничтожить зимующих птиц в городах, если они причиняют беспокойство жителям и наносят большой ущерб городскому хозяйству? Почему не уничтожить колонии околоводных птиц, расположенные вблизи населенных пунктов, если в эти колонии постоянно заносятся вирусы и длительное время там сохраняются? Ведь такие колонии – источник постоянной эпидемиологической опасности для человека и сельскохозяйственных животных. Ответ на эти вопросы еще недавно давался однозначно и четко. Уничтожение птиц – стратегия борьбы с их вредной деятельностью. Вредных птиц надо уничтожать.

Прошли годы и ситуация изменилась. Печальный опыт общения с природой научил многому. Вредная деятельность птиц носить сезонный и локальный характер. Иначе говоря, птицы вредят в определенном месте и в определенное время года. Если нанести эти участки на карту, то обнаружим сложную мозаику, как в детской игре. Там – вид вреден, а здесь – полезен. И мозаика эта будет меняться в разные сезоны года. Как здесь оценивать вредность вида?
Ученые пришли к выводу о том, что абсолютно вредных птиц не бывает. В зависимости от сезона и места их хозяйственное значение может меняться. Даже полевые воробьи, приносящие осенью значительный ущерб посевам зерновых, в другие сезоны спасают искусственные посадки сосны, уничтожая личинок пилильщиков и гусениц сосновой совки. Но можно ли оценивать это значение только по одному признаку – портит виноград или не портит, сталкивается с самолетами или не сталкивается, переносит вирусы или не переносит? Хозяйственное значение вида необходимо оценивать по тому месту, которое он занимает в биоценозе. Это место определяется многочисленными связями и отношениями с другими видами животных и растений – его биоценотическими партнерами.

Обыкновенные скворцы в весенне-летний период уничтожают множество таких страшных для нашего хозяйства вредителей, как дубовая листовертка, златогузка, майский хрущ, ильмовый ногохвост, пяденицы, долгоносики, пилильщики, существенно снижая их численность или даже ликвидируя очаги их массовых вспышек. По подсчетам один скворец съедает 200 грамм саранчи в день, стая скворцов за месяц – 100 тонн. Вместе с розовыми скворцами саранчу уничтожают обыкновенные скворцы, а также чайки, крачки, аисты, грачи и другие птицы.
До сих пор никакого другого оружия против саранчи – страшного бича нашего хозяйства мы не имеем.

Во все времена борьба с насекомыми вредителями всегда была актуальной задачей. Например, в 1940 году Украина из-за свекловичного долгоносика пересевала до 70 процентов площадей, занятых сахарной свеклой. Луговой мотылек способен нанести стране ежегодный ущерб, равный стоимости Днепрогэса. Хлебом, уничтоженным в год озимой совкой, можно нагрузить железнодорожный состав длиной 100 километров.

Какую роль в борьбе с этими вредителями играют птицы?
Колония из 2000 чаек за 70 дней уничтожила 423 тысячи кукурузных навозников т 478 тысяч хлебных жуков, около 600 тысяч малых сусликов и 67,4 тысячи полевок и других мелких грызунов – злейших вредителей сельского хозяйства.

Теперь вернемся к проблеме уничтожения птиц, уже располагая сведениями о том, что их вредная и полезная деятельность не может оцениваться однозначно, без учета многообразных биоценотических связей. То, что кажется на первый взгляд несущественным, в сложной системе биоценотических отношений может дать высокий хозяйственный эффект, привести к неожиданным, нежелательным последствиям.
Ответ на вопрос об уничтожении приобретает в связи с этим четкую и определенную отрицательную форму. Конечно уничтожить массовый вид с огромным ареалом, быстро размножающийся, подвижный, мигрирующий, очень трудно. Неэффективно бороться с присутствием птиц на аэродроме путем тотального их уничтожения – образующаяся брешь будет постоянно пополняться из окружающей природы, кочующими и мигрирующими птицами.
Уничтожая колонии околоводных птиц, мы вызываем их переселения на соседний участок и повторение всей истории – бесконечную сказку о белом бычке.
Но дело не только в этом.
Нельзя безнаказанно уничтожить целый вид – звено биоценоза, не затронув другие, связанные с ним звенья, не вызвав нежелательных и неконтролируемых сдвигов в биоценозе. А если ограничиться уничтожением части вида? Быть может, биоценологические законы не будут здесь такими жестокими? Опыт, проведенный в Китае с уничтожением воробьев, показал, что даже такие локальные мероприятия, проведенные с видом, доселе считавшимся абсолютно безвредным, могут быть опасными для хозяйства.
Таким образом, стратегия борьбы с вредной деятельностью птиц во всех случаях должна быть иной. Она должна быть основана не на общем тотальном уничтожении птиц, а на локальном, разумном и научно-обоснованном регулировании их численности, перераспределении их по территории, отпугивании от участков, где их присутствие по тем или иным причинам нежелательно.

-------------------------
фото-www.sight-touch.com