глухарь

Просматривая один журнал, я ознакомился с заметками о необычном поведении глухарей, их особой доверчивости к людям. Мне также приходилось сталкиваться с подобным поведением глухарей во время работы в зоологическом заказнике.

Однажды я с егерями занимался учетными работами на территории заказника. Проходя лыжный маршрут, остановился на краю мохового болота. В прошедшие дни погода была пасмурной, с обильными снегопадами, но вот наконец-то прояснилось, светило солнце. С бугра, поросшего невысоким сосняком, донеслись щелкающие звуки, напоминающие первое колено глухариной песни: «Кек-келгук... Кек-келгук». Вскоре я заметил красавца-петуха, передвигавшегося по направлению ко мне. Распустив хвост и крылья, взъерошив перья шеи, глухарь по грудь утопал в свежем рыхлом снегу. Лап его не было видно, и со стороны казалось, будто он плывет по воде.

Я стоял совершенно открыто на чистом месте. Постоянно издавая щелкающие звуки, глухарь приблизился ко мне метров на пять, внимательно рассмотрел меня из-под ярко-красной брови и подошел еще ближе, метра на три. Я продолжал сохранять полную неподвижность — потеряв ко мне всякий интерес, с независимым видом он «проплыл» мимо и стал удаляться.

Проезжая по территории наиболее крупного тока заказника, где в утренние часы насчитывается до 15 петухов, мы наблюдали двух токующих глухарей. Один из них сразу же улетел, второй продолжал токовать на краю сосновой гривы, через болото от нас. Понаблюдав за ним некоторое время и убедившись, что глухарь не обращает внимания на нас (до него было метров сорок), я с фотоаппаратом стал пробираться к нему через совершенно открытое болото с водой. Петух подпустил меня метров на пять и... продолжал петь. К сожалению, в фотоаппарате закончился заряд батареи, и мне пришлось осторожно уйти назад. Глухарь остался на месте. Тем временем егерь, находившийся со мной, обогнул болото и стал подходить к нему по гриве. Приблизившись к глухарю, он опустился на колени и, подражая первому колену песни, защелкал языком. Петух моментально среагировал: в воинственной позе бросился на человека, ущипнул его за руку, и был пойман.

Рассмотрев птицу, мы отпустили ее. Глухарь и не думал улетать. Отбежав по земле небольшое расстояние, он принял токовую позу и продолжал петь — так велико было его возбуждение.

На следующий день мы вновь посетили место тока и долго искали глухаря, разойдясь в разные стороны. Повезло напарнику. Он отловил глухаря и, держа его в руках, долго звал меня. Когда я с фотоаппаратом подошел, глухарь был отпущен, но фотографировать себя с близкого расстояния уже не позволял, убегая по земле: видимо, был сильно испуган криком.

Глухарь, встреченный оба раза, по всей видимости, один и тот же; оба места встреч находятся друг от друга не далее двух километров.