серая куропатка

Серая куропатка (Perdixperdix L.)
На осенних кочевках в ноябре заходит в низкогорную часть Северо-Восточного Алтая вплоть до Телецкого озера (Фолитарек, Дементьев, 1938; Дулькейт, 1964). В феврале 1963 г. в полях предгорной равнины отмечен табунок в 9 птиц.

Белая куропатка (Lagopuslagopus L.)
Гнездящаяся кочующая птица. Встречалась только в редколесьях и тундрах, а зимой, кроме того, на бесснежных берегах Телецкого озера.
Со второй половины мая до середины июля белая куропатка в среднем обычна в ерниковых тундрах (6 особей на 1 км2).
Гнездование во второй половине мая, в июне, первой половине июля. Откладка яиц в середине июня (Фолитарек, Дементьев, 1938). 19 июля встречен первый выводок и обе взрослых птицы при нем. Всего в июле — августе встречено 3 выводка по 9 птиц в каждом. Во второй половине июля белая куропатка отмечена в редколесьях по скалам (1). В тундрах в среднем с середины июля до начала октября белая куропатка по-прежнему обычна, хотя ее было меньше, чем в первой половине лета (1—2).
В феврале куропатки несколько больше (3), и, кроме того, она редка на берегах Телецкого озера (0,5). В Северо-Восточном Алтае зимуют, по-видимому, не только местные птицы, но и часть птиц, прикочевавших из соседних, более высоких областей Центрального Алтая. Здесь на границе с Северо-Восточным Алтаем в начале ноября была отмечена очень высокая численность белой куропатки.

Тундряная куропатка (Lagopusmutus Mont.)
Зимующая птица. Гнездится на широтной части хребта Алтын-Ту, фактически относящейся уже к Центральному Алтаю. Здесь 11 июня 1962 г. найдено гнездо с 9 свежими яйцами. 18 июля здесь же встречена одиночная птица, а 9 сентября наблюдался табу-нок тундряных куропаток (8 птиц). П. П. Сушкин (1938) на хребте Алтын-Ту 26 июля 1912 г. наблюдал птенцов этой куропатки не крупнее перепела. На небольших участках высокогорья среди тайги тундряные куропатки встречались только зимой (февраль 1963 г., одна птица на 1 км2).

Тетерев (Lyrurustetrix L.)
Гнездящаяся зимующая птица. В среднем с мая по октябрь в открытых предгорных ландшафтах и светлохвойно-мелколиственнолесном низкогорье обилие тетерева было примерно одинаковым (0,8 и 0,5). Не исключено, что показатели существенно занижены.
Гнездование в мае — июне. Начало тока в среднем в начале апреля (Кучин, 1963а). В последней декаде мая отдельные петухи в предгорьях еще токовали. Появление молодых приходится на вторую половину июня. Первые молодые встречены 2 июля (верховья Бии, 1961 г.). 6 июля 1963 г. отмечен выводок в 5 молодых размером с коростеля. 19 августа того же года добыто 2 молодых петушка с пробивающимися черными перьями на спине. Судить о продуктивности размножения тетерева трудно из-за спорадичности встреч.
Зимой тетерев встречался в тех же местах гораздо чаще (в предгорьях — 8, в низкогорье — 4). Не исключена прикочевка сюда тетеревов. Для Кемеровской области откочевка тетеревов на зиму в подтаежные леса отмечена Н. А. Шинкиным (1966).
К сожалению, мы не имеем данных предшествующих исследователей о численности тетерева. Только на берегах Телецкого озера Г. Д. Дулькейт (1960) насчитывал тетерева примерно в 8 раз больше, чем мы.

Глухарь ( Tetraourogallus L.)
Гнездящаяся оседлая птица, довольно широко распространенная в Северо-Восточном Алтае. Не встречается глухарь только в предгорьях и высокогорных тундрах.
Гнездование в мае — июне. 31 мая 1963 г. на берегу Телецкого озера найдено гнездо глухаря с 7 яйцами. По наблюдениям Г. Д. Дулькейта (1964), молодые появляются в середине июня. Первый выводок встречен нами 25 июня. Среднее количество молодых в пяти встреченных нами выводках — 4 (2—6), а по данным Г. Д. Дулькейта (1964) — 6,4. С. С. Фолитарек и Г. П. Дементьев (1938) насчитывали в выводках, видимо более ранних, по 8—10 молодых.
В среднем за все время наблюдений глухарь почти редок в черневом и мелколиственнолесном низкогорье. Несколько меньше его в редколесьях и темнохвойнотаежном среднегорье (0,8 и 0,4), и очень редок глухарь в светлохвойно-мелколиственнолесном низкогорье (0,09). Здесь он встречался более или менее равномерно. В черни глухарь скапливается в конце июля и первой половине августа. На гарях глухарки с выводками обычны в июне и начале июля. В редколесьях глухари были нередки в августе. В среднем по району (с учетом распространения) глухарь редок (с мая по октябрь — 0,7).
В феврале обилие его втрое ниже (0,2). Больше всего глухаря в темнохвойнотаежном среднегорье (0,5), несколько меньше в редколесьях (0,4) и в смешанных низкогорных лесах (0,1). Нигде, кроме этих ландшафтов, глухарь не встречался.
С. С. Фолитарек и Г. П. Дементьев (1938) зимой 1935— 1936 гг. в пихтово-кедровой и кедровой тайге на 100 км маршрута насчитывали в среднем 46 глухарей (на 1 км2 — 5). Г. Д. Дулькейт (1960) спустя 10 лет там же насчитывал на 100 км на 10 птиц меньше (на 1 км2 — 4). Нами еще через 20 лет при той же протяженности маршрута в кедровой и пихтово-кедровой тайге встречено 12 глухарей (на 1 км2 — 2), т. е. в 2—2,5 раза меньше. Уменьшение численности глухаря, вероятно, вызвано значительным ростом обилия соболя, хотя по данным Г. Д. Дулькейта (1964), это наблюдается лишь для рябчика. В среднем по прителецко-абаканскому участку (в основном таежное среднегорье) с 1940 по 1958 г., по свидетельству этого исследователя, численность глухаря колебалась в пределах 0,3—0,8 на 1 км2 (в среднем 0,5). В феврале 1962 и 1963 гг. в таежном среднегорье отмечены эти же средние показатели.

Рябчик (Tetrastes bonasia L.)
Гнездящаяся зимующая птица, совершающая значительные кочевки. В Северо-Восточном Алтае рябчик встречается довольно широко, хотя избегает долины предгорных рек (луга, болота), высокогорные тундры и поселки.
Гнездовой период приходится на май — начало июня. 21 мая 1935 г. найдено гнездо с 11 яйцами (Фолитарек, Дементьев, 1938). В период гнездования рябчик многочислен в мелколиственно-лесном и черневом низкогорье (10—20( В период насиживания самки рябчика на маршрутах почти не встречаются, поэтому приведенные показатели получены удвоением результатов учета самцов.)) и обычен в некоторых других предгорно-низкогорных лесах и большей части темнохвойнотаежного среднегорья. Изредка встречался он в это время в редколесьях.
Первые молодые отмечены 5 июня, но основная часть вспархивающих выводков встречалась в конце июня.
После возмужания молодых больше всего рябчиков было в черневой тайге (88). На берегах Телецкого озера, обширных гарях, в березово-еловых лесах и пихтово-кедровой тайге рябчик тоже многочислен (11—20) и обычен в ряде других лесных формаций.
После размножения численность рябчика достигает максимума в первой половине июля, поскольку появление молодых растянуто. По 19 встречам в июне и в первой половине июля в выводках было в среднем 7 слетков (По данным Г. Д. Дулькейта (1964), средняя величина выводка в июне— июле равняется 8—8,6 молодых (Алтайский заповедник. 1941—1958 гг.).) (2—12). По данным наших учетов, в это время в среднем по району работ на одну пару приходится 7,5 слетка.
Это соотношение в отдельных ландшафтах искажено вертикальной миграцией рябчика. В светлохвойно-мелколиственных лесах низкогорья при пересчете на одну пару приходится 18 молодых; в черневой тайге — 6,8; в мелколиственнолесном низкогорье и таежном среднегорье численность рябчика не увеличивается. Поэтому мы считаем, что после того, как птенцы окрепнут, рябчики откочевывают в нижележащие ландшафты, а потом и за пределы Северо-Восточного Алтая. Отход рябчиков особенно интенсивен во второй половине июля, когда в среднем по району запас рябчика уменьшается на две трети. В это время из черневой тайги уходят около 85% популяции рябчика, а из мелколиственнолесного низкогорья — почти 100%. В светлохвойно-мелколиственных лесах низкогорья и в среднегорье обилие рябчика не уменьшалось, а в предгорье несколько возросло. Естественно, что некоторое количество птиц гибнет.
В первой половине августа плотность популяции в черневой тайге увеличивается почти в 5 раз, а в среднем по району — в 3,5 раза. С нашей точки зрения, это вызвано прикочевкой рябчика из районов, расположенных севернее. Волна кочующих рябчиков позднее всего захватывает таежное среднегорье. В черневой тайге в конце августа начинается постепенный отход рябчиков. Откочевка продолжается до начала сентября.
В середине сентября новая волна хода рябчика последовательно на различных высотах увеличивает его обилие. Сначала он становится многочисленным в предгорной лесостепи, где его привлекает доспевающая к тому времени калина. Примерно через неделю отмечается увеличение обилия на большей части низкогорья, и только через месяц, когда на остальной территории уже наступает снижение численности, небольшое количество мигрантов достигает мелколиственнолесного низкогорья и среднегорных ландшафтов (рис. 22).
С середины июля до начала октября численность рябчика колеблется из-за периодических заходов рябчиков из Южной Сибири. В черневой тайге численность его держится в пределах 24—114 особей на 1 км2, в мелколиственнолесном низкогорье 2—14, а в светлохвойно-мелколиственных лесах низкогорья 3—9, в предгорных осинниках 8—21, в таежном среднегорье 4—14. В редколесьях рябчик по-прежнему встречался только изредка, а в открытых предгорных ландшафтах был многочислен лишь в начале сентября.
Зимой рябчик — обычная птица большинства лесов Северо-Восточного Алтая (2—6).
За 3 года наблюдений зимнее обилие рябчика в светлохвойно-мелколиственных низкогорных лесах уменьшилось в 10 раз, а в окрестной черни увеличилось примерно в 5 раз. В среднем на 1 объединенный км2 по обоим ландшафтам численность рябчика оставалась за эти 3 года одинаковой. По-видимому, имеет место лишь перераспределение рябчика между этими двумя типами местности в момент учета, а не изменение численности их по годам.
В 1935—1936 гг. С. С. Фолитарек и Г. П. Дементьев (1938) в прителецком районе отмечали обилие рябчика, равное примерно численности его в 1962—1964 гг.
Г. Д. Дулькейт (1960) в прителецкой тайге зимой 1944/45, 1945/46 гг. насчитывал втрое больше рябчиков, чем мы в таких же биотопах. Судя по приводимым относительным и абсолютным показателям, удвоенное количество рябчиков, встреченных на 10 км маршрута, примерно соответствует числу их на 1 км2. Наши материалы подтверждают это. Позднее Г. Д. Дулькейт (1964) перешел к подсчету обилия рябчика по следам на снегу и привел для тех же лет примерно в 4 раза меньшие цифры. Занижение кажется нам несомненным, поскольку рябчик обычно встречается чаще, чем свежие лунки и следы, а дальность обнаружения последних значительно меньше. Пропустить рябчика в узкой полосе (15—20 м) почти невозможно, в то время как лунку и короткий след его можно не заметить за кустарником и валежником. Применение этого способа едва ли целесообразно, так как не дает сравнимых результатов для бесснежных и зимних сезонов. Поэтому для сравнимости, по-видимому, следует увеличить показатели, приведенные Г. Д. Дулькейтом (1964), в 4 раза. В этом случае можно отметить, что снижение численности рябчика, вызванное значительным ростом обилия соболя (Дулькейт, 1964), в настоящее время прекратилось. Причем эта стабилизация наступила, видимо, к 1950 г., т. е. примерно через 10 лет после выпуска соболя и через 15 лет после запрета охоты на него. В дальнейшем, несмотря на трехкратное увеличение численности соболя (Дулькейт, 1964; Смирнов, 1967), обилие рябчика почти не снижалось. Возможно, что при таком соотношении количества хищника и жертвы (зимой соболя менее одного на 1 км2, рябчика — 4) добыча носит случайный характер и влияние хищника не сказывается более на численности жертвы. Однако соболь, хотя и питается в основном другими кормами, препятствует увеличению плотности популяции рябчика.

Перепел ( Coturnix coturnix L.)
Гнездящаяся перелетная птица. Распространен довольно широко, хотя избегает таежных ландшафтов.
Прилетает перепел в мае. В верховьях Бии первый «бой» самца отмечен 12 мая (1961 г.), в предгорьях в ранние весны он появляется 8—13 мая (Кучин, 1963 г.). В поздние весны прилет задерживается, по данным того же автора, до середины июня.
Гнездовой период сильно растянут (Кучин, 1963 г. ). Наряду с гнездованием местных птиц, видимо, идет пролет. Во всяком случае, численность неуклонно увеличивается до конца июня (см. приложение, табл. II). В среднем по открытым предгорным ландшафтам во второй половине мая перепел обычен (3), предпочитая здесь луга-колки и болота (8). В светлохвойно-мелколиственнолесном низкогорье он очень редок, но обычен на низкогорных болотах (2). Выше перепел встречался на обширных гарях (5) и в лугах предгольцовых редколесий (6).
В июне обилие перепела продолжает увеличиваться (в первой половине почти втрое, потом еще в 2 раза), и он уже многочислен в предгорных лугах среди болот и колков (11— 46). В остальных урочищах предгорных ландшафтов, разреженных низкогорных лесах, на болотах и в редколесьях перепел обычен. В среднем по низкогорным ландшафтам по-прежнему редок.
В первой половине июля численность его несколько снижается, и перепел распределяется по излюбленным биотопам наиболее равномерно. Он многочислен в лугах и осинниках предгорий (10—24) и обычен в полях. В светлохвойно-мелколиственных лесах низкогорья перепел по-прежнему редок и не встречался выше. Эти показатели, видимо, наиболее близки к плотности гнездования.
Первые поршки наблюдались нами 19 июля, и в это время отмечено наибольшее обилие перепела. В предгорьях, несколько севернее нашего района работ, А. П. Кучин (1963б) встречал поршков с 5 июня по 8 августа. Если численность передела в первой половине июля считать за плотность гнездования, то во второй половине июля обилие возрастает в 2,5 раза, т. е. в среднем на одну пару приходится 3 птенца. Это близко к расчетному количеству, так как, по Д. Лэку (1957), у выводковых птиц лишь 25% яиц дает слетков. Наибольшее количество молодых во вспугнутых выводках равнялось 17, а среднее — 6 (встречи с 19 июля по 10 августа).
После вылета молодых перепел многочислен в полях и лугах предгорий (24—55), редок в осинниках, на болотах и нигде более не встречался.
В августе и сентябре обилие перепела неуклонно снижалось. В полях и лугах-колках он до середины сентября многочислен (13— 52). В лугах среди болот в августе обычен, а в сентябре не встречался. В осинниках и на болотах перепел исчезает в конце июля. В августе, по-видимому, идет пролет, но он не увеличивает общего обилия птиц в этом районе. Тем не менее перепел вновь появляется в верховьях Бии и отмечен в ерниковой тундре.
Основная масса перепелов отлетает к середине сентября. Последняя встреча в предгорьях приходится на 19 сентября (1963 г.). А. П. Кучин наблюдал их до 19 октября (1954 г.). Г. Д. Дулькейт (1960) отмечал отлет перепелов на Телецком озере с 20 сентября по 10 октября, хотя отдельные особи задерживаются здесь до декабря.

--------
Фото © Вадим Зыков

Текст перепечатан из книги "Птицы северо-восточного Алтая". Ю. С. Равкин. 1973 г.